Метод понсети в москве

Уравнение стоп

Метод понсети в москве

Почему при косолапости щадящие методы не всегда помогают, зачем девочке из Таганрога ехать в Ярославль и как развивается ортопедия сегодня, корреспондент Русфонда узнала на приеме и на операциях доктора-новатора Максима Вавилова из клиники «Константа». Один ребенок из тысячи рождается косолапым.

То есть с вывернутой внутрь одной или двумя стопами. Если оставить все как есть, ребенок не просто встанет на ноги позже ровесников. Он встанет совсем не так, как они. При косолапости пятка подтянута кверху, а пальцы вывернуты внутрь. Ребенок наступает на внешнюю сторону стопы.

И если он так пойдет, стопа еще больше деформируется, а за ней – вся нога. Это неудобно, а главное – больно. Человек становится инвалидом.

К счастью, косолапость лечится.

Есть много способов, и один из самых щадящих – метод Понсети: благодаря гипсованию податливые стопы младенца приходят в норму всего за пару месяцев. Одним из первых в России им овладел ярославский ортопед Максим Вавилов.

Теперь он возглавляет Русскую ассоциацию Понсети, а в Ярославской области фактически нет косолапых детей старше полугода. К Вавилову и его коллегам в клинику «Константа» едут лечиться дети со всей России, из Беларуси и Казахстана. В том числе – в рамках совместной программы с Русфондом.

Гуманизм наступает

Клиника «Константа» занимает подъезд жилой пятиэтажки. Максим Вавилов, по-военному собранный человек с короткой стрижкой, приветствует меня при входе и сразу спешит в кабинет к своим коллегам Илье Громову и Екатерине Соловьевой: через полчаса операция.

Не успев ничего сообразить, я уже еду с ними в лифте на пятый этаж, в маленькое детское отделение с игровой площадкой в коридоре. Вавилов заглядывает в одну, другую палату. И уверенно заходит в третью. – Это ты Сорока? Привет-привет! – здоровается он с маленькой брюнеткой, сидящей на кровати. Девочка в тревоге переводит взгляд с одного врача на другого.

У четырехлетней подопечной Русфонда Евы Сороки из Краснодара левая нога по колено в гипсе. Весь гипс изрисован синей ручкой.

– Какой красивый у тебя гипс! Папа рисовал? – наклоняется к ней Вавилов. Девочка робко улыбается. Мама объясняет, что Ева младенцем прошла гипсование по методу Понсети и до трех лет носила медицинскую обувь – брейсы. Это такие ботинки с перекладиной – люди на улице путают их со скейтом, хотя колес там нет. Как только брейсы сняли, левая ступня начала деформироваться. – Мы не знали, что брейсы нужно носить (хотя бы спать в них) до пяти-шести лет, – объясняет мама. – Наш ортопед предложил большую операцию, которая ведет к рецидивам. Мы решили ехать сюда, к специалистам. И вот Ева тут две недели в гипсе – тянем связки, а сегодня будет небольшая операция. К Еве приходит анестезиолог, и мы с ортопедами спешим за подвижным Вавиловым снова в лифт – теперь на третий этаж, в операционную. Выдавая мне стерильные штаны и робу, Вавилов объясняет: – Косолапость всегда лечили гипсованием и хирургически, но со временем методы стали более гуманными. Еще 15 лет назад мы делали косолапым другую операцию. Рассекали кожу в районе лодыжек, потом рассекали сухожилия и мышцы, высвобождая сустав. Фиксировали гипсом и ждали, пока все ткани зарубцуются. У всех прооперированных оставались безобразные рубцы. У большинства – болезненные ощущения и малоподвижная ступня. Треть возвращались на операционный стол с рецидивом. Сейчас, после гипсования по методу Понсети, 98% пациентов живут без рецидивов и без операций. У остальных рецидивы случаются обычно из-за погрешностей в ношении брейсов, как у Евы Сороки.

Изнаночный узел в центре подошвы

Пока мы переодевались, маленькая Сорока уже уснула на операционном столе. Там мы видим даже не спящую девочку, а ее ногу: остальное скрыто одноразовыми зелеными пеленками. На бедре у девочки жгут, чтобы кровь не текла. Вавилов обтирает ногу большим тампоном, вымоченным в йоде. Нога желтеет.

Врач обматывает ногу от пальцев до колена эластичным бинтом и минутку держит вертикально, чтобы окончательно обескровить. Размотав, кладет на стол. Желтоватая нога теперь похожа на силиконовый тренажер. Сделав первый крошечный надрез над пяткой, врач буквально за секунды подрезает ахиллово сухожилие, чтобы удлинить его.

Эта микрооперация – ахиллотомия – совсем не зрелищная. Многим косолапым младенцам ее делают под местной анестезией чуть ли не на приеме при родителях. Потом врач делает два таких же бескровных надреза – подлиннее, вдоль верхней части стопы.

Берет иглу с толстой голубой нитью и начинает в буквальном смысле перешивать сухожилия, похожие на белую тесьму. Как доктор Айболит на картинках с зайчиком. Он поддевает иглой тесьму-сухожилие в одном надрезе и закрепляет в ней нить парой стежков, как учат в школе на уроках труда.

Потом протаскивает тесьму под кожей к другому надрезу и вытягивает наружу. Стопа тянется вслед за тесьмой и сразу встает как надо: под прямым углом к голени. Врач пришивает это сухожилие на новом месте. А потом лихо протыкает иглой стопу насквозь и завязывает ниткой изнаночный узел в центре подошвы. На все уходит не больше 15 минут.

Осталось зашить надрезы рассасывающимися нитками и загипсовать ногу на пару месяцев. Это рядовая операция с зубодробительным названием: транспозиция дистального сухожилия передней большеберцовой мышцы на третью клиновидную кость левой конечности.

Лечить ногу, а не диагноз

В сложных случаях – как у шестилетней подопечной Русфонда Полины Артемовой – такой операцией не обойтись. Девочка родилась в Таганроге сразу с несколькими патологиями ног, включая косолапость. Также у нее, например, по три пальца на каждой ноге. Все это обнаружилось в роддоме.

– Косолапость видна на УЗИ еще на двадцатой неделе беременности, – говорит Вавилов. – Однако в России в 90% случаев она оказывается сюрпризом после рождения. А ведь родителям лучше заранее знать, с какой проблемой они столкнутся, найти специалистов и начать лечение в первый месяц жизни, чтобы ноги сразу развивались правильно.

Полининым родителям врачи предложили понаблюдать с полгодика. Но они отвезли девочку в Москву, где ее прогипсовали по методу Понсети. В полтора года большеглазая блондинка с черными бровями уже сама пошла. В брейсах, которые носила круглые сутки до пяти лет.

Потом ее левая стопа деформировалась, причем не самым обычным образом – из-за порока в формировании голеностопного сустава. Кроме того, нога стала короче правой. Девочке стало сложно ходить. Ортопед из Филатовской больницы рекомендовал обратиться к Вавилову.

– Десять лет назад я лечил косолапость, а потом выяснил, что по признаку косолапости приходят разные люди: с проблемами голени, колена, тазобедренных суставов, – говорит Вавилов. – И теперь я предпочитаю лечить нижнюю конечность – это эффективнее. Мы можем лечить Полину поэтапно. Сейчас – только выправить косолапость и отправить домой.

Через два-три месяца – вынуть спицы и дать ей походить полгода, чтобы она вернулась в больницу с короткой ровной ногой. И только тогда поставить аппарат Илизарова, чтобы растянуть кость. Но мы хотим сделать все за один наркоз, чтобы через шесть-семь месяцев Полина ходила с полной опорой на исправленную ногу. Мы обыгрываем время. Точнее, пытаемся обыграть.

С долотом и молотком

Эта операция – точнее, несколько операций подряд – затягивается на часы. Теперь ортопед похож на кровожадного Бармалея. Ему приходится не только много резать – и кожу, и сухожилия, и мышцы, – но еще скалывать куски слишком широкой малоберцовой кости. Иначе стопа просто не поднимается к голени. Врачи обмениваются короткими деловыми репликами.

Но выглядят диковато: один врач держит детскую ногу, а второй, с долотом и молотком, долбит кость и кидает крупные осколки в банку. А потом вставляет в дрель спицу, с жужжанием ввинчивает ее в живую ногу и кусачками обрезает концы. И так четыре спицы подряд – вдоль и поперек стопы. Да еще шутит, подбадривая уставших коллег.

Когда медсестра протягивает Вавилову ножницы с очень толстыми лезвиями, он хлопает длинными ресницами: – В инквизиции подрабатываете? – Это из набора пластических хирургов, – отвечает она к общей радости. Зато искривленная стопа, которая сначала казалась мне совсем не похожей на обычную, с огромной мозолью сбоку, будто со второй пяткой, через час выглядит неплохо.

За исключением торчащих из нее кончиков спиц и медленно вытекающей крови. А врачам еще все зашивать. А потом ставить аппарат Илизарова, который крепится тоже спицами в костной ткани. – Не ждете ли вы прорывов в ортопедии? – спрашиваю потом Вавилова. – Чего-нибудь погуманнее спиц и аппарата Илизарова? – Да нет, – отвечает он.

– Весной ездил в Тель-Авив на конференцию: ничего нового, все то же делают в хороших российских центрах. Главный прорыв сейчас может быть только в удешевлении дорогущих металлоконструкций. Вот это изменит многим жизнь.

Товарищ может рецидивировать

В России уже много ортопедов, практикующих современные методы лечения, но в районных поликлиниках их практически не найти. – В поликлинике у меня ни медсестры, ни гипсовочного кабинета, – объясняет врач Екатерина Соловьева. – А если б и был, все равно не использовала бы метод Понсети: на гипсование выделяется слишком мало времени и денег.

Я могу только наблюдать детей с косолапостью, благо из 13 тысяч у меня их всего двое. Вот и приходится родителям косолапых раз-два в год тратиться на брейсы, которые стоят от 10 тыс. руб., а после пяти лет – на специальную подставку, на которой нужно стоять каждый день по полчаса. А еще на врача. Ведь даже в хорошей ситуации нужен контроль специалиста лет до десяти.

– Кто это у тебя в руках – Дневная Фурия? – спрашивает Вавилов насупленную блондинку четырех с половиной лет. – Снимай носки: мы такие уже видели. А вот ноги у всех разные. – Почему левая нога стала худее? Атрофия мышц? – волнуется мама. – Косолапая нога всегда худее, потому что у нее мышцы в голени короче. Если начнете качать, разница будет только заметнее: мышцу не удлинить.

– Но раньше так не было! – В ноге был младенческий жирок, он рассосался, и стало видно, – объясняет Вавилов. – Если ей будет важно, вставит имплант. Но это она сама решит лет в 20, детям не делают таких операций. Наша задача – сохранить ногу мобильной и безболезненной. Для этого не забывайте надевать брейсы на ночь. – А ступня почему короче другой? – тревожится мама.

– Стопа всегда будет немного короче, – отвечает Вавилов. – Она будет покупать одну пару обуви, но левую ногу придется сильнее шнуровать. – Как сейчас, – кивает мать и вроде бы успокаивается.

Следующий четырехлетний пациент входит в кабинет на полусогнутых, ставя ноги елочкой: – Тренер велел ходить так! Родители напоминают, что полгода назад Вавилов предположил возвращение косолапости. Чтобы укрепить мышцы, они привели мальчика на хоккейное катание. Вавилов смотрит, как мальчик ходит, крутит его ступни и говорит: – Товарищ может рецидивировать.

Когда я прошу тянуть ступню к голени, одну он тянет ровно, а на больной ступне большой палец поднимается выше мизинца, видите? – Но мышцы стали сильнее! – говорит мать. – Сначала он не мог в коньках поставить ногу ровно, теперь едет! Тренер счастлив. – У него немного закругленная наружная сторона… – пытается обратить внимание на симптомы Вавилов.

– Я очень боюсь операции, – перебивает мать. – Тогда еще понаблюдаем, приезжайте через полгода. – Кстати! – оживляется мать. – Тренер просил узнать, под каким углом можно переклепать лезвие конька? Чтобы проще кататься. – Ничего переклепывать не надо, – помолчав, отвечает доктор. – А то потом придется переклепывать обувь и все остальное.

Наша задача – при минимуме терапии сделать так, чтобы у него ничего не болело и он носил обычную обувь. Когда они уходят, Вавилов замечает: – Пора оперировать, да родители не готовы. Будем надеяться, через полгода созреют. И зовет следующего. «Русфонд.Ярославль»
Программа помощи детям с косолапостью действует с 2007 года.

С ее открытием в российскую практику начал активно внедряться эффективный и малотравматичный метод лечения косолапости – Понсети. Ежегодно более сотни российских детей проходят консультации и лечение у лучших ортопедов из Русской ассоциации Понсети. За последние пять лет ортопеды пролечили по программе более 600 косолапых детей на сумму 80 млн руб. Помочь детям с косолапостью можно тут.

Фото Юрия Рябкина

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

Далее

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Другие способы

Как помочь из-за рубежа

by HyperComments

Источник: //rusfond.ru/medicine/023

Лечение врожденной косолапости по методу Понсети

Метод понсети в москве

В Детской городской клинической больнице № 13 им. Н. Ф. Филатова провели уникальную операцию по лечению врожденной деформации стопы. 

При осмотре трехмесячной девочки врачи поставили диагноз: «Фибулярная гемимелия, трехпалые стопы, врожденная левосторонняя косолапость». Кроме того, левая нога девочки была короче правой на 2 см.

Было принято решение начать лечение этапными гипсованиями по Понсети. Однако это осложнялось значительными техническими трудностями, дислокациями повязки, так как толщина и ширина стопы были примерно одинаковы, по типу «веревочки».

В итоге врачи приостановили лечение по методике Понсети и возобновили его в возрасте 9 месяцев, когда размеры стопы увеличились.

Повторное гипсование потребовало смены 7 повязок, после чего в центре амбулаторной хирургии при больнице была выполнена ахиллотомия (операция по рассечению ахиллова сухожилия с целью коррекции неправильного положения стопы) и продолжено этапное гипсование с последующей фиксацией и гиперркоррекцией деформации.

Ахиллотомия операция по рассечению ахиллова сухожилия с целью коррекции неправильного положения стопы.

После снятия гипса была отмечена полная коррекция деформации. Для профилактики рецидива использовали специальную обувь при косолапости — брейсы.

Ребенок начал вставать в 1,5 года, в настоящий момент девочке 2 года, стопа опорна, девочка свободно ходит, хромота нивелируется компенсатором длины левой нижней конечности в 1 см, увеличился объем движения в среднем отделе стопы.

Дальнейшая тактика лечения будет определяться с ростом ребенка, но сам факт обретения опороспособности при тяжелой деформации стопы свидетельствует об огромной ценности метода Понсети в лечении заболеваний такой сложной нозологической группы.

На фото стопы ребенка до и после лечения.

Отделение амбулаторной ортопедии существует в ДГКБ № 13 им. Н. Ф. Филатова с 1965 года, в настоящий момент являясь частью центра амбулаторной хирургии клиники (ЦАХ). В нем оказывают помощь детям с широким спектром пороков и заболеваний опорно-двигательной системы.

Пороки стопы и нижней конечности являются одной из ведущих причин детской инвалидности во всем мире. Перед специалистом стоит задача исправить порочную конечность в максимально короткие сроки, вернув полноценную опору и не создав помех для полноценного развития ребенка.

Благодаря широкому внедрению метода Понсети, получившему первое признание в Москве в Центре амбулаторной хирургии ДГКБ № 13 им. Н. Ф. Филатова, в лечении врожденной косолапости произошел качественный скачок.

Во всем мире метод зарекомендовал себя как наиболее гуманный способ лечения косолапости, позволяющий добиться хороших результатов в кратчайшие сроки, избегая травматичных оперативных вмешательств, позволяя провести все этапы лечения, включая ахиллотомию, амбулаторно, избежав госпитализации и значительно сократив сроки лечения с 1 года до 2–3 месяцев.

В настоящее время специалистами больницы накоплен значительный опыт лечения стоп у детей в возрасте начала коррекции от 5 дней до 7 лет.

Применение метода Понсети в лечении заболеваний данной нозологической группы позволяет получить отличный или хороший анатомический, функциональный и косметический результат в 94% случаев, в том числе и в группе детей с сочетанной и синдромальной патологией. До внедрения метода лечение заболевания требовало травматичных оперативных вмешательств в стационарных условиях и не всегда приносило ожидаемые результаты.

Применение метода Понсети позволяет получить отличный или хороший анатомический, функциональный и косметический результат в 94% случаев.

Особую ценность представляет возможность успешного амбулаторного лечения в случаях, когда сама возможность самостоятельной ходьбы у ребенка с врожденной деформацией стопы под вопросом.

О методике Понсети в лечении врожденой косолапости МЕД-инфо рассказала врач-неонатолог, к. м. н. Вера Валерьевна Раш.

«Врожденная косолапость формируется на ранних сроках беременности, до настоящего времени ее причины точно не известны. Согласно оценкам ВОЗ, более 100 тысяч детей во всем мире каждый год рождаются с врожденной косолапостью.

Это сложное нарушение анатомии и функции стопы и голени, которое затрагивает кости, суставы, мышцы, сухожилия, а также нередко сосуды и нервы.

 Это одно из самых непредсказуемых и коварных ортопедических заболеваний, которое может стать причиной инвалидности.

Согласно оценкам ВОЗ, более 100 тысяч детей во всем мире каждый год рождаются с врожденной косолапостью.

Традиционно косолапость у детей лечилась гипсовыми повязками, а при их неэффективности проводилась операция. Операции при косолапости — весьма серьезное вмешательства, при которых удлиняются и сшиваются сухожилия нескольких мышц, пересекаются связки стопы, вскрываются суставы, нередко уже у маленьких детей приходится проводить вмешательства и на костях стопы.

Игнасио Понсети (Ignacio Ponseti) — выдающийся ортопед, который в 1950–60-е годы разработал метод лечения косолапости, основанный на детальном изучении детской стопы в норме и при патологии.

Он решил проанализировать результаты операций по поводу косолапости через 20–30 лет и столкнулся с тем, что нередко они были далеки от идеальных: суставы стопы были тугоподвижными, мышцы — слабыми, стопы болели, и пациенты были вынуждены носить специальную обувь. Именно после этого он и разработал свой метод. 

Лечение по методике Понсети — наиболее щадящий, эффективный и общепринятый в настоящее время способ лечения детей с косолапостью. Большинство ортопедов во всем мире признают метод Понсети в качестве «золотого стандарта» лечения косолапости.

Лечение лучше начинать как можно раньше (по возможности, с первой недели жизни). Однако метод эффективен практически в любом возрасте, но лечение может занять больше времени. 

Первый этап — исправление деформации гипсовыми повязками. Они меняются один раз в неделю и накладываются всегда от кончиков пальцев до верхней трети бедра. Повязки каждый раз накладываются в новом положении, за счет чего происходит исправление формы стопы.

За время лечения косточки детской стопы также исправляются, поэтому очень важно начать правильное лечение максимально рано, пока возможность исправления больше.

Обычно необходимо 4–7 повязок (соответственно, 4–7 недель) в зависимости от возраста ребенка и степени тяжести косолапости.

Второй этап лечения — ахиллотомия. Дело в том, что ахиллово сухожилие при косолапости всегда укорочено и не дает пятке опуститься вниз. Из-за этого абсолютное большинство детей, которое лечится от косолапости, нуждается в его удлинении.

Используется самый щадящий метод — закрытая ахиллотомия. Это вмешательство у детей до 2 лет проводится без наркоза и занимает всего несколько минут. После закрытой ахиллотомии само сухожилие и все его функции восстанавливаются максимально быстро.

Также после ахиллотомии вновь накладывается гипс на 3 недели.

Таким образом, общий срок лечения в гипсе составляет в среднем 1,5–2 месяца. Необходимо отметить, что ни одна другая методика лечения косолапости не дает такого быстрого результата. Метод эффективен практически в любом возрасте, но лечение может занять больше времени.

Общий срок лечения в гипсе составляет в среднем 1,5–2 месяца. 

Третья очень важная часть лечения — это закрепление полученного результата. Для этого используются специально разработанные приспособления — брейсы, которые состоят из пары ботиночек на раздвижной планке, которые фиксируют стопы в особом положении, что позволяет избежать возврата деформации.

Первые 3 месяца после завершения лечения брейсы необходимо носить 23 часа в сутки, снимая их для переодевания и купания. Затем они надеваются только на время дневного и ночного сна. Носить брейсы в таком режиме необходимо до 2–4 лет, иначе возможен рецидив косолапости.

Все остальное время ребенок пользуется обычной обувью и не ограничен ни в каких занятиях и играх. 

Дальнейшая тактика лечения определяется по мере роста ребенка, но сам факт обретения способности опоры у ребенка с тяжелой деформацией стопы свидетельствует об огромной ценности метода Понсети.

Современные требования к оказанию медицинской помощи детям предполагают развитие и применение функциональных, эффективных малоинвазивных и щадящих методик хирургического лечения.

Такой подход особенно актуален при оперативном лечении врожденной ортопедической патологии у детей раннего возраста.

Всем этим перечисленным требованиям отвечает способ лечения врожденной косолапости по методу Понсети».

Фотографии пациентки предоставлены Дирекцией здравоохранения ЦАО г. Москвы

Источник: //med-info.ru/content/view/5643

О костях
Добавить комментарий